Айкидо и Центр айкибудзюцу гендай кан :: Г

Г


ГЛАДИАТОРСКИЕ БОИ

Один из видов зрелищ, устраивавшихся в древнем Риме в конце эпохи республики и в эпоху империи для развлечения граждан. 

Эти бои произошли от культовых погребальных обрядов, связанных с жертвоприношениями. Обычай убивать людей (военнопленных или рабов) над могилой павшего предводителя дружины или знатного соплеменника, был в древности распространен повсюду. Так было у скифов, элли-нов, славян, германцев, этрусков, почти у всех племен и народов. Постепенно с обычаем резать пленных и рабов, словно скот, во время похорон покончили, вместо этого их начали заставлять сражаться друг с другом. Победителю даровалась жизнь, а кровь побежденного служила жертвой покойнику. 

На латыни слово «меч» произносится «гладиус» — отсюда термин «гладиатор» — «сражающийся мечом». 

Первые 160 лет (с 264 по 105 г. до н.э.) гладиаторские бои в Риме устраивались исключительно на погребальных торжествах. Сначала редко, один раз в два-три года, с малым числом участников, потом все чаще и всё многолюднее. Начиная со 104 года до н.э. гладиаторские бои стали проводиться независимо от поминок по ком-то, на систематической основе. Эти кровавые «игры», тешившие самые низменные инстинкты развращенного римского плебса, длились ровно 500 лет, вплоть до 404 года н.э., когда они были окончательно запрещены вследствие настойчивых требований христианской церкви. 

Гладиаторов набирали из числа военнопленных, осужденных преступников, рабов, а также свободных граждан — любителей острых ощущений, выходивших на арену по призванию, а не принуждению. В период наибольшего процветания гладиаторских боев в Римской империи насчитывались сотни тысяч гладиаторов. В некоторых играх участвовало до десяти тысяч бойцов в течение трех-четырех дней! В одной только Италии известны 99 цирков для гладиаторов, и ни один из них не пустовал больше месяца. 

Средний гладиатор погибал на пятом, или шестом бою. Отдельные, особо одаренные фехтовальщики набирали до 50-и побед. Гладиаторские бои, с их «искусством красивой смерти», настолько восхищали римлян, что среди их участников постепенно стало появляться все больше и больше не то что свободных граждан-добровольцев, но даже представителей аристократии. Всех превзошел император Коммод, правивший со 180 по 192-й год н.э. До своей гибели от рук заговорщиков в возрасте 31 года, он успел провести более тысячи боев с дикими животными и с людьми! (правда, с людьми он бился деревянным оружием и не до смерти). 

Гладиаторы выступали на арене парами, группами и целыми отрядами, вооруженные различными видами оружия. По роду оружия выделяли ретиариев (трезубец и сеть против щита и меча), фракийцев (шлемы с забралом, малые щиты и длинные мечи), самнитов (короткие мечи и большие щиты), галлов (копье, меч, шлем, щит), лак-веаторов (петля и дубинка) и других. Самыми искусными были димахеры, сражавшиеся двумя мечами сразу, либо выходившие на каждый следующий бой в другом вооружении. Основным видом боя был парный. Кроме того, существовали так называемые бестиарии — бойцы, сражавшиеся исключительно с животными, львами, медведями, пантерами, быками и др. Далеко не все бои велись до смерти, но все же таковых было большинство. 

Подготовка гладиаторов осуществлялась в специальных школах с крайне суровым режимом и жестокими наказаниями (вплоть до сожжения живьем). Новички начинали с упражнений деревянным оружием на столбах и вращающихся манекенах. По достижении определенного уровня они получали металлическое тренировочное оружие, более тяжелое, чем то, которым им предстояло сражаться в цирке. Важную роль в их подготовке играли упражнения с отягощениями и на развитие ловкости, массаж, специальная диета. Фехтовальная подготовка в гладиаторских школах велась по всем правилам боевого искусства. По своему уровню она даже превосходила подготовку солдат римской армии! 
 

ГЛИМА

Слово «глима» означает борьбу с молниеносными движениями. Это старая исландская борьба, похожая на швейцарскую и немецкую «борьбу на поясах» (вид народной борьбы крестьян в средневековье, во время которой надевались специальные укороченные брюки), а также на лапландскую борьбу. 

Поединки проводятся на площадках с песком или дерном. Во время борьбы каждый из соперников хватается правой рукой за ремень или кольцо брюк, а левой — за укороченную штанину другого. Они пытаются вывести друг друга из положения равновесия и бросить на землю. 

При этом борющиеся подпрыгивают, приседают и отрывают друг друга от земли. Установлено семь основных приемов и около 50 их вариантов. Работа ног и бросок, который осуществляется черед бедро, имеют сходство с приемами дзюдо. Запрещается отрывать правую руку от ремня или кольца брюк соперника. Партнер, который касается пола любой частью тела, кроме голени и предплечья (включая, конечно, также руки и ноги), проигрывает схватку. 

Если падают оба борца, признается ничья. Весовых категорий в прошлом не было, сейчас есть три: легкая, средняя и тяжелая. 

Этот вид борьбы популярен в Исландии, начиная с времен заселения острова викингами в X— XI веках. Глима интересна в качестве своего рода живой древности, дающей представление о том, как боролись люди в средневековой Европе. Ведь в Исландии, вследствие ее большой удаленности от материка и малочисленности населения (даже сейчас оно составляет меньше 200 тысяч человек), глима сохранялась без изменений целую тысячу лет! 
 
ГОДЗЮ-РЮ

Школа жесткого и мягкого, стиль окинавского каратэ, основанный в 20-ые годы XX века мастером Мияги Чодзюном (1888—1953). Один из наиболее распространенных стилей каратэ, существующий в трех основных вариантах— окинавском, японском и американском. 

Занятия боевыми искусствами Мияги начал с 11 лет. Первые 3 года его учителем был Арагаки Рюко. Затем учитель представил способного подростка великому мастеру Наха-тэ, Хигаонна Канрё (1840—1915). После двух лет, проведенных в кругу «семьи» Хигаонны, Мияги по его совету отправился на 4 года в Китай (в приморскую провинцию Фуцзянь), в те самые места, где лет тридцать назад учился сам Хигасионна. После возвращения домой Мияги возобновил тренировки у патриарха стиля, продолжавшиеся вплоть до кончины последнего. 

После смерти Хигаонны встал вопрос о его преемнике. На руководство школой претендовали двое: 27-летний Мияги и Киёда Дзюхацу, любимый ученик патриарха, его «тень», хранитель самых сокровенных секретов Наха-тэ. (В конце-концов соперничество этих двоих закончилось тем, что Киёда создал школу Тун-рю, а Мияги Годзю-рю). Как бы там ни было, в мае 1917 года, уже после смерти Хигаонны, Мияги еще на 2 года отправился в Китай, чтобы продолжить там занятия у преемников Во Луциня, бывшего некогда учителем патриарха Наха-тэ. Его сопровождал некий Ёсикава (1886—1940), китаец по происхождению, чья семья давно уже поселилась на Окинаве. Этот Ёсикава хорошо владел ушу в стиле «Белый журавль» (Бай-хао-цюань) и, судя по всему, оказал значительное влияние на Мияги. 

Вернувшись из Китая в июле 1919 года, Мияги начал работу по созданию своей собственной системы из элементов всех тех школ, которые он изучал: Рюкю кэнпо (Арагаки), Наха-тэ (Хигаон-на), Бай-хао-цюань (Ёсикава), Синьи-цюань (кулак направленной воли), Танлан-цюань (кулак Кузнечика-Богомола). Двумя основополагающими ката новой системы стали Санчин (в двух версиях — с пальцами, сжатыми в кулаки, и с открытыми ладонями) и Тэнсё. Значительно позже, в 1940 году, Мияги создал еще две ката: Гэкисай-Дай-Ичи и Гэкисай-Дай-Ни. 

В 1921 году Мияги с блеском продемонстрировал свое искусство перед императором Японии Хирохито, посетившим Окинаву во время объезда провинций империи после своего вступления на трон. В 1926 году он основал ассоциацию «Окина-ва-каратэ-дзюцу-кэнку-кай», которую вместе с ним возглавили Ханасиро Чомо, Мабуни Кэнва и Мотобу Чою. 

В 1927 году основатель дзюдо, мастер Кано Дзигоро, приехал на Окинаву со своими учениками для показательных выступлений. Вполне понятно, что демонстрировались всевозможные захваты и броски. К немалому удивлению Кано, после выступления дзюдоистов на площадку вышел какой-то крепкий мужчина (это был Мияги) и тоже показал серию захватов с бросками, но иных по технике исполнения, нежели в дзюдо. Позже, в более интимной обстановке, Мияги познакомил доктора Кано с богатым арсеналом бросков и болевой техники окинавского каратэ. Японец был поражен, тем более, что он уже познакомился с каратэ в исполнении Фунакоси Гичина, но тот ничего подобного ему не демонстрировал. 

На следующий год, по инициативе Кано. Мияги был официально приглашен в Киото, для участия в фестивале, организованном ВАБИ — Всеяпонской ассоциацией боевых искусств (Дай-ниппон-бутокукай). Эта организация, созданная в 1895 году, устраивала такие фестивали регулярно. Мияги был очень плотно занят преподавательской работой в своей ассоциации, поэтому поехать в Киото не смог. Вместо себя он послал лучшего своего ученика, Синзато Дзинана (1901—1945). Его выступление произвело сильное впечатление. Все увидели, что каратэ — это не только ритуал, но в первую очередь грозная система рукопашного боя. Когда у Синзато стали спрашивать, как называется его «рю» (школа), он ответил: «ханко-рю» (школа середины). По возвращении домой его спонтанный ответ получил одобрение учителя, процитировавшего по этому поводу слова из китайского стихотворения: «все на свете одновременно и жестко, и мягко» (в том смысле, что везде побеждает «золотая середина»). Так родилось название Годзю-рю. В 1933 году школу Мияги официально зарегистрировала ВАБИ, именно под этим названием. 

В 1932 году Мияги отправился в Осака, по приглашению одной из кафедр университета Кан-сай. Затем он побывал в Киото, в штаб-квартире ВАБИ и, наконец, в Токио. Там он встретился с Ямагучи Гогэном (1909—1989), молодым человеком, которому суждено было стать его преемником и продолжателем его дела. 

В 1934 году Мияги по приглашению одной газеты уехал на Гавайи. Там он провел 8 месяцев, в течение которых преподавал технику каратэ служащим гавайской полиции и участвовал в показательных выступлениях. Любопытно, что в газетах каратэ Мияги называли двойным термином: «кэн-по-каратэ». 

В 1935 году Мияги снова посетил Китай, те места, где он учился в 1904—08 и 1917—19 гг. А в 1937-м ему пришлось прибыть в Киото, где ВАБИ удостоил его звания «кёси» — верховного наставника школы, с присвоением ему степени 8-й дан. Удивительно, что ему была оказана такая честь, ибо «кёси» полагалось иметь 10-й дан! 

С этого времени и до самой смерти, то есть около 15 лет, Мияги занимался в основном тем, что внедрял каратэ в учебные программы окинав-ских школ. 

После смерти Мияги в 1953-м году, его официальным преемником стал Хига Сэко (1889— 1966). В прошлом этот человек вместе с Мияги учился у Хигасионны, а после смерти учителя он, несмотря на 12-летний стаж (с 1903 года) и практически одинаковый возраст, признал главенство своего коллеги. В 1932 году Хига открыл собственное додзё в Наха, где стал преподавать Годзю-рю. При жизни Мияги мастер Хига оставался единственным человеком, имевшим право учить этому стилю вне стен додзё Мияги. В 1937-м году ВАБИ присвоил Хига 7-й дан и звание «рэнси» (наставник). А с 1953 по 1966 Хига возглавлял Годзю-рю-синкокай, и считался вторым (после Мияги) великим мастером данного стиля. 

После смерти Хига Сэко, его место занял Яги Мэйтоку (1912 г.р.), бывший учеником Мияги с 1926 года, а с 1929 еще и помощником. Яги принадлежал к одной из прославленных «36 китайских семей», поселившихся на Окинаве в 1391 году. Именно этому своему ученику Мияги завещал свое кейко-ги (костюм для тренировок). Ныне старому мастеру (все же 84 года!) помогают его сыновья — Мэйэцу и Мэйтацу. 

Вот что вспоминает патриарх об «отце-основателе»: «Учитель был невысок, но широкоплеч и хорошо сложен. Он обладал проникновенным взглядом, всегда выглядел опрятно. Это был человек спокойный, улыбчивый и скромный. Так как его семья была очень богатой, он мог позволить себе посвятить всю свою жизнь боевым искусствам». 

Среди других представителей Окинава-Годзю-рю наиболее известны Миязато Эйичи (родился в 1921 г.), Тогучи Сэйкичи (1917 г.р.) и Хигасионна Морио (1940 г.р.). 
 
Японская ветвь Годзю-рю

При жизни Ямагучи Гогэн (1909—1989), по прозвищу «Кот», являлся самым известным японским учителем каратэ Годзю-рю. И хотя некоторые представители окинавских школ пытаются преуменьшить ту роль, которую он сыграл в распространении Годзю-рю по всему миру, его имя вписано золотыми буквами в историю каратэ. 

Еще ребенком он начал заниматься кэн-дзюцу в школе Кирино Тосиаки (стиль Дзигэн). Кирино считался одним из лучшим японских фехтовальщиков своего времени. Говорили, что он мог разрубить мечом падающую каплю воды! Правда, легенды всегда преувеличивают. Во всяком случае достоверно известно, что он проиграл поединок мастеру Сюри-тэ кэнпо, Азато Анко (1827— 1906), противоставившим его мечу свои голые руки. Хотя, с другой стороны, Азато прекрасно знал технику Кирино, так как сам был знатоком Дзигэн-рю кэн-зюцу. 

С 1922 года он занимался окинавским каратэ под руководством выходца с Окинавы, некоего Маруто. После встречи с Мияги, Ямагучи стал одним из самых пылких его последователей. Он полностью посвятил себя Годзю-рю. Когда его исключили из университета Кансай (в Осака), он сумел поступить в университет Рицумэйкан (в Киото), известный своим факультетом боевых искусств. К 1932 году у него был уже 10-летний стаж практики каратэ. Поэтому ему удалось быстро освоить стиль Годзю-рю. 

Вот что он говорил о Мияги: «Я никогда не встречал человека столь замечательного, как Мияги-сэнсей. Спокойный на вид, но обладавший невероятной силой. Он тренировался очень упорно, поэтому его тело было прекрасно развито. Наши тренировки в то время сводились, в основном, к дыхательным упражнениям, практике ката и набивке предплечий (котэ-китаэ)». 

С 1935 по 1937 год Ямагучи жил на Окинаве, где углубленно постигал суть кумитэ (поединков), а также психологические и энергетические аспекты каратэ. Хотя после 1947 года мастер Ямагучи стал развивать свое собственное направление в Годзю-рю, он навсегда сохранил глубочайшее уважение к окинавскому каратэ. Он называл его «первобытным», в смысле истинного искусства боя не на жизнь, а на смерть, не имеющего ничего общего с соревнованиями, где побеждают или проигрывают по каким-то «правилам», со всеми их условностями. 

С 1938 по 1945 годы Ямагучи находился в Маньчжурии, где, судя по всему, выполнял тайные задания японских спецслужб. Об этом периоде его жизни существует множество легенд. Рассказывают о многочисленных дуэлях с разными бойцами, о схватках с животными (однажды ему пришлось голыми руками убить тигра!), о невосприимчивости к пыткам (2 года, с 1945 по 47-й, он находился в руках советской контрразведки). 

Бежав из плена, Ямагучи вернулся в Японию, где с большой энергией занялся созданием по всей стране филиалов созданной им Ассоциации Годзю-каратэ. Он устраивал многочисленные турниры, а в своем додзё в Токио восстановил древнюю традицию «учи-дэси», — приближенных учеников, своего рода элиты школы. Спортивные соревнования, начавшие мало-помалу получать распространение в каратэ, Ямагучи не любил. Но, как вспоминает младший из его сыновей, Госи, он требовал от учеников, чтобы они любой ценой побеждали, если уж принимают участие в спортивных поединках. 

Мастер Ямагучи имел сложный характер и слыл забиякой. При всем при том он всегда тяготел к мистике. Несколько раз он месяцами жил в горах, в полном одиночестве, предаваясь многочасовым медитациям на самом краю ущелий или в ледяной воде водопадов. Особенно он любил ката Санчин: «несколько лет ежедневных усилий, и она (эта ката) начинает дарить вам необычные ощущения и сверхъестественные возможности»... 

Нельзя не отметить, что Маньчжурия периода японского господства (1932—1945 гг.) словно магнит притягивала к себе многих людей, сыгравших не последнюю роль в истории современных боевых искусств. Среди них мастер Кин-Рю (основатель Дзюкэндо), Мацуяма Синсукэ (основатель Кэнпокан-рю), Мочидзуки Минору (основатель Ёсейкан-Айкидо), Накано Мичиоми, он же Со Досин (основатель Сёриндзи-Кэнпо), Накаяма Масатоси (реформатор Нихон-Каратэ-Кёкай) и это еще не все... 

После себя Ямагучи Гогэн оставил огромную организацию, которой руководят теперь трое его сыновей и две дочери. Самым знаменитым среди его учеников, бесспорно, стал Ояма Масутацу, создатель стиля Кёкусин. Именно у Ямагучи он заимствовал идею отшельничества в горах и медитации под водопадом. 
 
Американская ветвь Годзю-рю

Каратэ Годзю-рю в США своим развитием обязано страстной и противоречивой личности Питера Урбана. В свое время он изучал Сёриндзи-рю у Ричарда Кима, потом Кёкусин-рю у Ояма Масутацу и, наконец, продолжил .свое образование у Ямагучи Гогэна. 

В 1959 году он открыл свою школу в Нью-Джерси. Позже этот мастер переехал в Нью-Йорк, где открыл свое знаменитое «Чайна-таун-додзё» и ассоциацию Годзю-Кай. Среди его учеников можно отметить известного турнирного бойца Рона Ван Клифа, а также организатора престижных турниров фулл-контакт каратэ, Аарона Бэнкса. 

В настоящее время П. Урбан возглавляет Всеамериканскую ассоциацию доблестных боевых искусств.

ГУЛАТ

Этот термин обозначает индонезийскую национальную борьбу, существующую в нескольких разновидностях, среди которых наиболее известен стиль Баньян, популярный на острове Ява, где живет примерно половина всего населения Индонезии. Гулат испытал определенное влияние таких разных видов борьбы, как японское Сумо, корейский Сиррым, а также индийская Кушти. 
 

ГУНФУ

В старом Китае все методы психофизиологического тренинга, в том числе «боевые искусства», получили обобщающее название — гунфу. Искаженному прочтению французской транскрипции этого слова, перешедшей в другие западные языки, мы обязаны терминами типа «кунфу», или «конфу». 

Спектр значений слова «гунфу» очень широк. Образованными людьми оно понималось как «подвижничество», достижение «предела» в любом достойном виде деятельности. Это подразумевало также постижение тайн мироздания, существование в гармонии с его законами. Входящий в слово «гунфу» иероглиф гун толковался прежде всего как «подвиг», «высокое деяние». Но в китайском языке он означает также «действие», «работу». В народной среде слово гун стало восприниматься и как обозначение способа приобщения к могуществу природных и божественных сил, и как просто «упражнение». В результате взаимодействия «книжной» и народной культур термин «гунфу» стал названием тех видов практики, в которых такого рода способы играли особую роль, а также наименованием высшего мастерства в этих сферах деятельности. 

Появление обобщающего термина «гунфу» обозначило возникновение в Китае новых общекультурных ценностей. Конфуцианские, даосские и буддийские мотивы психофизиологического тренинга тесно переплелись в синкретической — «со-ставной» — китайской культуре средневековья. Задачи сохранения здоровья слились воедино с целями воспитания и самовоспитания, с мотивами соблюдения этических норм и законов мироздания. «Боевые искусства» сомкнулись с идеей духовно-физического самосовершенствования, приобщения к высшим силам. Эта взаимосвязь «всего со всем» в феномене гунфу не раз ставила в тупик его интерпретаторов на Западе. На вопросы прибывавших в Китай европейцев — чем занимаются медитирующие монахи, выступающие на рыночной площади бойцы или бродячий циркач, на груди которого разбивают молотом булыжник, — чаще всего следовал ответ: гунфу. Отсюда западные толкования этого понятия: «гигиеническая гимнастика», «способы продления жизни», «средства достижения сверхвозможностей», «техника экстаза», «техника транса», чаще всего — «искусство боя» и т.д. 


 
Син Син Тойцу сайт. ki-moscow.narod.ru.