Айкидо и Центр айкибудзюцу гендай кан :: Н

Н


НАНБУ-ДО
 
(Путь Нанбу)

Боевое искусство, близкое каратэ, которое создал в 1978 году мастер Нанбу Ёсинао. Он был учеником мастера Тани Ходзиро, создателя Сюкокай-рю (иди Тани-Ха-Сито-рю). Будучи с начала 70-х годов одним из пионеров французского каратэ, Нанбу сначала создал школу Сан-кюкай. Вспоминая о ней, мастер говорит: «Я создал Санкюкай... Но чтобы пойти дальше, я создал Нанбу-до. Я пытался найти способ, посредством которого грубую мускульную силу можно заменить гармонией круговых движений... Круг аккумулирует энергию. Он втягивает силу противника, соединяет ее с нашей собственной и обращает против него... Этот естественный и уравновешенный подход составляет основу Нанбу-до. Итак, Нанбу-до это каратэ без каратэ». 

Основные цели данного стиля сводятся к следующим: 

1) Приобрести здоровье и физическую силу; 

2) Приобрести психическую силу и способность самоконтроля; 

3) Приобрести достоинство через усвоение этикета. 

Для достижения перечисленных целей в Нан-бу-до используются следующие средства: 

1. Нанбу-Тэнчи-Ундо: дыхательные упражнения в положении сидя; 

2. Нанбу-Тайсо: дыхательные упражнения в положении стоя; 

3. Сэйко-Дзахо: медитация, соединенная с практикой мантр; 

4. Кихон-Вадза-Тори: комплекс точечных ударов, захватов и бросков; 

5. Кихон-Вадза-Укэ: комплекс приемов уклонения и блокировки; 

6. Кумитэ-Вадза и Рандори-но-Ката: комплекс приемов условного спарринга (т.е. без ударов в полный контакт) с одним и несколькими противниками; 

7. Нанбу-Ката: связки приемов, выполняемые «пустоту»; 

8. Нанбу-Будо: практика приемов с традиционным оружием. 

Характеризуя свой подход, мастер Нанбу говорит: «Я хотел ввести новый способ тренинга, с круговыми движениями, более естественный и полезный для здоровья, чем силовой тренинг традиционного жесткого каратэ... И я начал с себя, отправившись медитировать в уединении, вдали от всех. Я удалился, чтобы заняться энергетикой, стать ближе к природе... Я также разработал технику, сбалансированно развивающую как внешнюю мускульную силу, так и внутреннюю энергию. Вся боевая техника основана теперь у меня на идее круга». 

В Нанбу-до практикуют 20 ката: 7 ката Сихо-тай, 5 ката Нанбу, 2 ката Санпо, а также Иккёку, Мацу, Сёчикубай, Сэпай, Такэ, Умэ. Существуют Всемирная ассоциация Нанбу-до (с хонбу-додзё в Японии) и Французский институт Нанбу-до. 
 

НАРАМХАЙ-НИХАНГО

Комплекс традиционных боевых искусств ни-хангов, клана наиболее фанатично настроенных членов военного ополчения в Пенджабе (штат на северо-западе Индии, до середины XIX века независимое государство). 

И сегодня здесь повсюду можно видеть мужчин, вооруженных саблями, ружьями, палками, окованными медью. Это так называемые «кесад-хари», члены «хальсы», воинской религиозной общины, основанной в 1699 г. в Анандпуре 10-м гуру сикхов Говиндом Раи. Все они имеют так называемые «пять К» — 5 обязательных признаков своей принадлежности к этому боевому братству: никогда не стригут волос на голове, не бреют усов и бороды (кеш); всегда имеют в волосах гребень (кангха); под верхней одеждой у них плотные короткие штаны, удобные для боя (качх); на их правую руку всегда одет стальной браслет, защищающий ее от ударов вражеских сабель (кан-кан); за поясом у них всегда кинжал или сабля (кирпан). А те сикхи, которые не входят в хальсу, не имеют этих признаков. Их зовут «сахаджхари». 

Своей вершины движение сикхов достигло при Ранджите Сингхе, объединившим к 1801 г. весь Пенджаб в единое государство, и провозгласившим себя его правителем — махараджей. 

Особой доблестью в битвах тех времен отличались «ниханги» — члены особого ордена сикхов-кесадхари. Ниханги давали клятву найти свою смерть в бою, а не от старости или болезней. Этот орден возник еще при жизни гуру Говинда Раи, погибшего в 1708 г. Ниханги отказывались от всякой хозяйственной деятельности, от всего, что не было связано с войной или подготовкой к войне. В сражениях они шли в первых рядах хальсы, бросались в бой там, где другие были готовы отступить, пробивали брешь в рядах противника, устилая своими телами путь сикхов к решающему удару. 

В истории сикхских войн бывали случаи, когда перед небольшими отрядами нихангов, нападавшими с безудержной яростью, в панике разбегались войска противника, превосходящие их численностью и вооружением. Но их сила заключалась не только в беспредельной отваге. Они еще были превосходно подготовленными профессионалами, блестяще владевшими всеми видами оружия, великолепно ездившими верхом, умело сражавшимися в пешем строю, прекрасно знающими приемы боя голыми руками. 

В дни праздника весны все ниханги собираются в наши дни для проведения традиционных воинских игр в одном из трех городов Пенджаба: в его столице Амритсаре, либо в Анандпуре, где была основана хальса, либо в Дамдама, небольшом городке, где гуру Говинд долгое время скрывался от врагов. Вот как описывает очевидец эти игры: ...«На этот раз в Дамдама собралось не меньше двух тысяч нихангов, а может быть, и все три. Первую половину дня они бродили по ярмарке, вызывая боязливое восхищение соплеменников своим оружием, лохматыми бородами и огромными тюрбанами на голове, из которых торчали рукоятки .кинжалов. Потом они готовили пищу на кострах, пили свой знаменитый «бханг» — наркотический напиток из листьев какого-то растения, растертых с водой. Бханг они давали и своим коням, и собакам. Собаки без нужды рычали друг на друга, а кони возбужденно ржали и рвались с привязи. Потом они спали под деревьями. Никто не смел им перечить, отказывать какой-либо их просьбе, спорить или хотя бы косо смотреть в их сторону. За такую дерзость можно заплатить жизнью. Даже сегодня ниханги убивают без колебаний, потому что сами не боятся смерти... 

К вечеру, когда дневной зной немного спал, процессия нихангов двинулась вокруг городского пруда. Впереди на слоне в золоченой беседке ехал их вождь. За ним в беспорядке сказали на опьяненных конях всадники, а следом валила валом толпа пеших нихангов во главе с обязательной пятеркой воинов, символизировавших тех «панч-пиярэ» — «пять любимых», которые первыми в 1699 г. вступили в хальсу, не побоявшись отдать свои жизни за веру. Традиционные цвета нихангов — синий и желтый — в самых разных сочетаниях окрашивали процессию, а клубы пыли окутывали ее подобно красному туману. Краски дополнялись бесчисленными вспышками блеска на остриях копий и сабель. Именно так выглядела хальса в старину, когда она шла на врага. 

Когда по знаку вождя процессия остановилась, воины мгновенно выстроились квадратом вокруг недавно сжатого поля. Сначала была джигитовка. •Ниханги скакали с копьями наперевес стоя на седле, сидя в седле, свешиваясь с седла в сторону. Копьями они подхватывали разложенные там и сям пучки травы, пронзали мишени, сплетенные из гибких прутьев, рубили саблями чучела, изображавшие врага... Потом в пешем строю они метали в цель копья, дротики и чакры. 

Чакра — боевой диск для метания — это древнейшее оружие индусов, о котором обычно говорят и пишут, что его можно увидеть только в руках каменных изваяний богов в древних храмах, что уже много веков назад оно полностью вышло из употребления. Но оказывается, что чакра хорошо знакома нихангам, по сей день используется ими в воинских играх. Это тяжелое плоское стальное кольцо, подобное диску с вырезанной серединой, и отточенное по внешнему краю как бритва. Его раскручивают на кисти руки или на растопыренных пальцах и метают во врага. Чакра летит, вращаясь в горизонтальной плоскости, и при попадании в шею может начисто срезать голову. Предание гласит, что чакра была любимым оружием бога Кришны. Куда ни посмотри в этот момент игр, везде в воздухе описывали сверкающие траектории стремительно летящие вращающиеся чакры... 

После джигитовки и метаний наступил черед поединков. В разных концах поля ниханги исполняли обрядовые воинские пляски, обязательные перед началом боя, затем преклоняли колено перед оружием, разложенным на чистых полотенцах и взяв его, вступали в жаркие схватки друг с другом. Повсюду сталь звенела о сталь, раздавались дикие крики, вздымалась пыль под босыми ногами воинов... В завершение праздника начались поединки вооруженных нихангов с безоружными, своего рода турнир рукопашного боя». Система боя голыми руками называется у нихангов просто «нарамхай». По мнению немногочисленных очевидцев, чисто внешне она похожа на бирманское бандо. 
 

НИН-ДЗЮЦУ
 
(Искусство быть невидимым)

Обычно считается, что ниндзя — это члены обособленных кланов, сформировавшихся из людей, оказавшихся в средневековой Японии вне общества: ронинов (самураев, оставшихся без князей), бежавших от расправы мятежников и преступников, бродячих монахов (не приписанных ни к одному монастырю), отшельников, а также из жителей уединенных горных селений. Когда в Японии началась эпоха феодальных войн, длившаяся пять веков подряд, их стали нанимать для шпионажа и диверсионно-террористической деятельности удельные князья, принадлежавшие к противоборствующим военно-политическим группировкам. 

Объясняют это тем, что подобные задачи, согласно господствовавшим представлениям о морали, наиболее успешно могли решать не самураи, подчинявшиеся требованиям ведения войны «по правилам», а те, кто находился как бы за пределами общественной иерархии, не подчинялся общепринятым нормам. Их презирали, ненавидели и боялись, но пока шли бесконечные войны, обойтись без них не могли. Внутри этих кланов постепенно сложилась специальная дисциплина, главной целью которой являлось теоретическое обоснование наилучших способов незаметного проникновения В ряды противника, выведывания его секретов и сокрушения изнутри. Она получила название «ниндзюцу» — искусство быть невидимым (имеется в виду для противника). Так появились ниндзя — потомственные профессиональные разведчики, террористы и диверсанты феодальной Японии. 

Однако реальная, а не легендарная история ниндзя и ниндзюцу выглядит иначе. Прежде всего, необходимо подчеркнуть, что слово «ниндзя» в японском языке появилось только в XX веке. Раньше в значении «тайный шпион, лазутчик» употреблялся термин «синоби», точнее «сино-би-но-моно». Причем этим термином именовались шпионы вообще, безотносительно их принадлежности к каким-либо кланам. Соответственно, слово «синобу» (а не «нин-дзюцу») обозначало обычное искусство шпионажа и разведки, диверсий и саботажа, без налета мистики, клановости и т.д. 

Этот тезис подтверждается, во-первых, широким употреблением производных от «синоби» слов: синобиёру — подкрадываться; синобииру — тайно проникать куда-либо; синобисугата-дэ — переодевшись, инкогнито, под чужим именем; си-ноби-аруку — ходить крадучись; синобиаси-дэ — на цыпочках, тихонько, и других из того же ряда. Во-вторых, тем фактом, что техника шпионажа входила отдельным разделом в программу обучения таких типично «самурайских» школ бу-дзю-цу, как Айсу Кагэ-рю, Катори Синто-рю, Камиид-зуми-рю, Итидзэн-рю, Курама Ёсин-рю и других, не имевших никакого отношения к пресловутым горным кланам отщепенцев. 

В период феодальных распрей шпионы действительно использовались всеми удельными князьями и полководцами, а потому школы «синобу» возникали по всей стране. Однако наибольшую славу на поприще тайной войны снискали жители провинции Ига, а также уезда Кога в провинции Оми, Где сложились две наиболее крупные школы шпионажа: Ига-рю и Кога-рю. Провинция Ига полностью окружена горными хребтами Судзука и Касаги, которые, по сути дела, изолировали ее от остальной территории страны. В то же время средневековая столица Японии — Киото — находится недалеко, в каких-нибудь 80 километрах от Ига. Поэтому с древнейших времен эта горная область становилась прибежищем тех, кто по какой-то причине не ладил с властями. Сюда бежали разорившиеся крестьяне, остатки дружин разгромленных политических группировок, религиозные еретики, здесь же искали просветления ямабуси и последователи доктрины Сингон. 

Согласно историческим изысканиям японских ученых, традиция синобу, или нин-дзюцу, зародилась в Ига и Кога уже в Х веке. А своего расцвета она достигла к середине XVI века. Постоянные занятия шпионажем на протяжении нескольких столетий, в сочетании с мощным влиянием синкретического религиозного учения Сюгэндо (Путь обретения сверхмогущества) -и эзотерического буддизма Сингон породили феномен уникальной культуры горцев Судзука (по названию горного хреба, проходящего через Ига и Кога). Влияние этой культуры на нин-дзюцу было столь велико, что многие современные историки считают истинными школами нин-дзюцу лишь те, которые так или иначе связаны с ней. Иными словами, с их точки зрения, нин-дзюцу — это единство трех аспектов: искусства шпионажа, диверсий, террора; особого мировоззрения; различных эзотерических практик религиозного характера. 

На самом же деле нин-дзюцу может выступать в двух ипостасях: в качестве искусства тайной войны вообще, а также как специфическое порождение культуры Судзука. 

Проблема пресловутых «отщепенцев», создавших нин-дзюцу для своего выживания в условиях постоянных гонений со стороны официальных властей, при ближайшем рассмотрении тоже выглядит по-другому. В частности, твердо установлено, что кланы Хаттори, Момоти и Фудзибаяси (основные кланы ниндзя провинции Ига) ведут свое происхождение от дворцовой аристократии (кугэ), в силу разных причин утративших прежнее высокое положение. 

В книге XVIII века «Букэ Мёмокусё» (Обозрение самурайских родов) сказано: «В Кога и Ига было много дзи-самураев. После периода Онин (1467—1477 гг.) эти дзи-самураи объединились в многочисленные группировки, и развили могучее военное искусство, не признававшее никаких законов и правил, кроме одного — использовать все возможности, чтобы победить». Надо пояснить в этой связи, что дзи-самураи — это вовсе не крестьяне, а мелкие феодалы, имеющие земельные угодья («дзи» по-японски значит «земля»). Японские историки установили, что ниндзя, или сино-би Ига и Кога вышли из слоя госи — мелких военных феодалов, имевших свои поместья и не подчинявшихся удельным князьям (даймё). В отличие от них, обычные самураи как правило не имели земли и служили за паёк рисом. 

Следовательно, «таинственные кланы» людей, стоявших вне закона и вне общества улетучиваются, а на их месте появляются мелкие феодалы, содержащие дружины и воюющие за сохранение и расширение своих владений. В своей борьбе они чаще, масштабнее и успешнее других феодалов использовали средства и методы тайной войны. Это давало им возможность подрабатывать (попутно решая свои собственные задачи) поставкой тайных агентов для крупных феодалов. Соответственно, все «гонения» на ниндзя заменяются походами крупных феодалов против объединений госи и дзи-самураев из провинций Ига и Кога. В частности, в знаменитой битве Тэнсё Ига-но-ран против войск полководца Нобунага Ода сражались не кланы ниндзя, а объединенные силы госи провинции Ига (Ига-куни сококу-икки). 

Причины широкого интереса к нин-дзюцу на Западе трудно объяснить однозначно. Видимо, это результат сочетания целого ряда факторов. Так, известный американский пропагандист нин-дзюцу С. Хайес считает, что в современном западном обществе фактически царит тот же произвол власть имущих, то же беззаконие, что и в Японии XIII—XVI веков. Поэтому многие люди понимают, что заботиться о личной безопасности и безопасности членов семьи необходимо им самим. Для таких людей философия и технические приемы ниндзя создают возможность контролировать происходящие события хотя бы на уровне микросреды. 

К числу других факторов можно отнести всеобщий интерес к методам выживания в условиях дикой природы и в районах военных действий, массовое увлечение восточной мистикой и эзотерическими культами, а также неизменную притягательность всего экзотического и таинственного. 

В Японии известны сейчас около двух десятков человек, претендующих на то, что они якобы являются хранителями традиций тех или иных школ нин-дзюцу. Однако в остальном мире получили известность только двое из них. Это Хацуми Масааки-Ёсиаки (1931 г.р.) и Танэмура Сёто (1947 г.р.). Первый из них создал международную организацию Бусинкан-Нин-Дзюцу, второй — Гэнбукан-Нин-Дзюцу. 
 

Син Син Тойцу сайт. ki-moscow.narod.ru.